Сильвия Дабагян, 1 курс, факультет социальных технологий СЗИУ РАНХиГС

3 февраля — день моего похода к фронтовику Михаилу Яковлевичу Цуркану. День, который я запомню надолго. Проводить школьные мероприятия о войне, видеть и слышать по телевизору рассказы об ее ужасах — все это не идёт ни в какое сравнение с тем, что ты испытываешь, лично беседуя с фронтовиком. Современному поколению тяжело по-настоящему понять и осознать ценность того, что они могут спокойно спать по ночам, и мы не можем их осуждать, ведь они — даже не внуки, а правнуки ныне живущих ветеранов.

Только после похода к Михаилу Яковлевичу могу сказать, что осознала настоящую ценность жизни и мирного существования. Никогда не встречала более доброжелательного, открытого к диалогу, светлого и мудрого человека, живущего в своей гармонии, в своём мире и уединении на лоне природы. Человек отдал мне свой самый ценный ресурс — время. Вынул из своей памяти все самое страшное и рассказал, как есть, без прикрас.

Выйдя из дома Михаила Яковлевича, я буквально не могла остановить поток слез, да и не хотелось. Его фотографии до сих пор хранятся в моем телефоне как памятные, и я не думаю, что когда-либо захочу их удалить. Добрые глаза, плещущийся из-за дрожи рук чай, скромный, простой быт, гостеприимно накрытый стол, а самое главное — завет жить в мире нам и нашим детям — вот что врезалось в мою память навсегда. Вот что я передам своим детям, своим близким и всем окружающим.


Александра Родионова, 1 курс, факультет социальных технологий СЗИУ РАНХиГС

Герой, с которым мне повезло познакомиться, живет недалеко от Петербурга, в городе Ломоносов. Просторная квартира на втором этаже, старенький сервант, портрет на стене и пиджак с орденами «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенингсберга». Хозяин этого богатства, участник Великой Отечественной войны — Леонид Леонидович Ильюшин, родившийся в 1920 году.

Ветеран рад мне и стойко держится на ногах, которые, как окажется позже, очень болят. Крепкое телосложение, четкая дикция, отличное зрение и искренняя улыбка — в этом и есть мой герой, которому вот-вот исполнится 100 лет.

«Мой долг — давать интервью и рассказывать о войне. Старшее поколение обязано передавать младшему нашу историю», — с такой важной мысли начался наш разговор с членом общественной организации «Ветераны войны, труда Вооруженных сил и правоохранительных органов».

Войну наш герой встретил в авиационно-техническом училище. 12 парней из Ленинграда отправили во Фрунзу, где наш герой успел проучиться два года. «Третий год не успел окончить – нас забрали на фронт», — вспоминает Леонид Леонидович.

Как сам называет себя ветеран, на войне он был «транспортником»: вывозил раненных и оборудование, привозил продукты. Воевал на Волховском фронте, защищая Ленинград, а также в составе Прибалтийского фронта, участвовал в битве на Орлово-Курской дуге.

На мой вопрос «Где и при каких обстоятельствах Вы встретили победу?», ветеран поделился следующей историей: «наш аэродром базировался на границе Литва-Латвия. С 8 на 9 мая ровно в 4 часа утра старшина прокричал «Подъем!» и объявил, что война закончилась. Мы, армейцы, кальсоны в завязках, в одних рубашках, схватили автоматы и сколько боеприпасов хватило – все выстрелили. Радость была, конечно!»

Леонид Леонидович вырастил трех детей, несколько внуков и еще больше правнуков. Старшему правнуку сейчас 19 лет, он учится в военной-медицинской академии – настоящая гордость прадеда.

На жизнь ветеран не жалуется, ему помогает социальный работник. Днем Леонид Леонидович читает газеты, смотрит дебаты и строит планы на будущее. Так, 21 февраля он отправится в Смольный получать заслуженную медаль. На 9 мая хочет поехать в Москву на парад. Свои 100 лет ветеран, возможно, отметит в Летнем Дворце с такой же круглой цифрой гостей.


Анастасия Дашкова, 1 курс, факультет социальных технологий СЗИУ РАНХиГС:

Когда указывала в ведомости 1918-ый год рождения, показалось, что время шло и вдруг остановилось, и резко повернуло вспять. Это мы, живя в ХХI веке, жалуемся на постоянную усталость, депрессию и отсутствие энергии, а Евгений Сергеевич Иванов в 101 год расстраивается из-за того, что уже пять лет как не работает и не приносит людям пользу.

В его квартире повсюду развешаны фотографии родных, старинные резные шкафы заполнены множеством книг, уютно тикают настенные часы. А пока нам заваривают кофе, о мои ноги трётся большой чёрный кот. Казалось, будто и не было никогда войны, но я-то знаю, что за плечами ветерана, сидящего передо мной, – голод, боль и непоколебимое желание бороться.
Чуть не погиб, два раза тонул: один раз зимой при обстреле провалился под лед Ладоги, в другой раз при бомбежке немцами российского флота был тяжело ранен и взрывной волной выброшен за борт. После войны он всю свою жизнь посвятил служению людям. Был врачом и лечил детей от психических заболеваний, стал учёным и преподавал студентам психологию.

Теперь уже слышит только одним ухом, отшучивается, что за последние два года сильно «сдал», жалуется на то, что память стала подводить, и при этом виртуозно владеет компьютером, обращаясь за помощью к Google, Yandex и Word, где хранятся электронные мемуары «на случай, чтобы не забыть».

Бывают люди и бывают вечера, которые оставляют в душе целую эпоху. Внутри что-то переворачивается, и ты уходишь от таких людей совершенно другим. Сегодня все сошлось.

Друзья! Если рядом с вами сейчас находятся ваши дети, сёстры, братья, мамы, папы, бабушки или дедушки, обнимите их, пожалуйста. Мы самые богатые и самые счастливые на этом свете.


Динара Курбанова, 1 курс, факультет социальных технологий СЗИУ РАНХиГС:

Я еще долго находилась под впечатлением от увиденного. Вся квартира заставлена наградами, на стенах висят картины (некоторые из них специально для моего собеседника писали именитые художники), пространство спальни заполнено книжными полками и советскими плакатами, а в углу тумбы скоромно лежат распечатанные стихотворения и выпуски газет – все они посвящены человеку с доброй улыбкой.

Имя хозяина этой квартиры-музея Михаил Андреевич Смирнов. Он ветеран, который пробудил во мне желание не прекращать усердно работать над собой каждый день. Он же военный врач времен Великой Отечественной войны, режиссер документальных военных фильмов, писатель и полковник в отставке. Его книгу «Дорогами войны» я прочитала на одном дыхании. В ней собраны все воспоминания о тех трагических годах, когда каждый день мог оказаться последним.

«До сих пор мы не знали, в каком качестве нам придется воевать. Нам было все равно, лишь бы в бой, в сражение, а не оставаться здесь рыть окопы», – делится Михаил Андреевич воспоминаниями о временах своей юности.

В июне-июле 1941 года он участвовал в обороне Ленинграда. Следующие шесть месяцев провел как фельдшер в Севастополе, где был контужен. В последствии злосчастной контузии попал в плен к немцам. Михаил Андреевич думал о том, что решение пустить себе в лоб пулю могло бы быть в тот момент верным, ведь стать чужим для СССР, а это «самое страшное».

В плену Михаил Андреевич пережил многое. В сентябре 1942 года он был назначен военным врачом в Днепропетровской тюрьме, где приходилось «лечить» больных «подручными средствами» – немцы почти не предоставляли медикаментов. Пятого января 1943 года Михаил Андреевич попал в инфекционную больницу и чудом спасся от гибели: свою спасительницу Е.Г. Попкову мой собеседник помнит до сих пор – после войны они продолжали оставаться близкими друзьями.

Родина, и в правду, встретила сбежавшего из плена офицера отнюдь не радостными возгласами. Михаилу Андреевичу предстояло биться с противником в рядах штрафного батальона, чтобы искупить свою вину перед Советским Союзом. «Как же дешево стоит человеческая жизнь на фронте…», – напишет спустя много лет в одной из глав своей книги герой Великой Отечественной войны.

За беспрекословное выполнение приказов во время боевых действий в рядах штрафных Михаил Андреевич был реабилитирован и с еще большим рвением продолжил сражаться с немцами. Победу советской армии юный офицер встретил в Вене.

Война жестока. Она не щадит никого: ни детей, ни женщин. И самое важное, что может сделать каждый в такое время – не убить в себе человечность, сохранить в сердце тепло. Михаилу Андреевичу это удалось.


Динара Курбанова, 1 курс, факультет социальных технологий СЗИУ РАНХиГС:

Глаза Надежды Андреевны говорили со мной без слов. Они были наполнены чистой любовью к жизни и непомерной духовной силой человека, который спустя много лет готов рассказать о самых тяжелых воспоминаниях Блокадного Ленинграда. Она открыла своё сердце настежь, за что я ей безмерно благодарна. Услышанное не забудется мной, в этом можете быть уверены.

Война застала Надежду Андреевну на огороде, когда она с другими школьниками работала в колхозе. На подростков надвигалась огромная черная туча, которая оказалась немецкими «Шмидтами» (так называет нем. самолеты моя рассказчица). Чудом спасшись, в этот же вечер, она отправилась с близкими на последнем поезде из родного Павловска в Ленинград, не взяв с собой никаких вещей. Семья была рядом, и этого было достаточно.

Мне запоминалось, как гордо моя собеседница процитировала слова Жуль Верна о том, что труд превыше всего, ведь для нее это тоже всегда было так. Во времена Великой Отечественной войны она не позволяла себе прятаться за чужими спинами и смело шагала вперед, повторяя «что будет, то будет». Тогдашняя школьница ни разу не убегала в бомбоубежище с остальными детьми и оказывала любую возможную от себя помощь. Однажды мама Надежды Андреевны попросила дочь принести дощечки в страшный ленинградский холод. Смелая девочка пошла одна и, пройдя половину Литейного моста, попала под обстрел: «Летят над головой снаряды, и я не знаю, что делать. Назад – поздно, я решила идти дальше…Меня мой Ангел спас, он всегда меня спасал» – поделилась Надежда Андреевна.

Сохранился в памяти ветерана и случай, когда кто-то украл у нее сумку со всеми карточками, которые были необходимы, чтобы получить хлеб. Восстановили их быстро, однако вместо рабочих «кормильцев» мамы и старшего брата, вся семья получила иждивенческие, по которым еды полагалось намного меньше. Подобные поступки людей не раз происходили на улицах города: народ был доведен до отчаяния, когда моральные принципы перестают действовать, и человек думает лишь о том, что не хочет умереть от голода.

После пережитого на войне, Надежда Андреевна только приумножила свое желание всю жизнь учиться и никогда не унывать, чтобы ни происходило. В 75 лет она начала вышивать. Её работы восхитительны, правда. Картины, сделанные Надеждой Андреевной,—кропотливый труд, который не под силу и каждому молодому человеку.

Подытожу словами, показавшие мне самое важное об удивительной женщине, которая сидела напротив меня: «Я всю жизнь с людьми разговаривала с улыбкой, никогда не делилась негативными эмоциями. Как-то вычитала в литературе, что нужно чаще улыбаться — это продлевает жизнь»